/ Гаврил Семенов

Первая пятилетка

В апреле Северо-Восточный федеральный университет празднует пять лет с момента своего создания. Какой путь успел пройти вуз за это время, и что ожидает университет в будущем? Об этом рассказывает ректор СВФУ Евгения Михайлова.

Об образовании

Евгения Исаевна, какое достижение университета с момента преобразования в 2010 году Вы считаете наиболее важным, которым можно гордиться?
– Достижения студентов – реальные и бесспорные: победы на олимпиадах и конкурсах, конференциях; качество знаний студентов, которое подтверждается при неоднократных проверках. С 2011 года университет повсеместно использует БРС – балльно-рейтинговую систему оценки студентов. Мы ее ввели для мотивации студентов на достижение высоких результатов в учебной деятельности, для повышения активности на занятиях. Впечатляют спортивные достижения, созданы условия для творчества. Думаю, меняется менталитет, умонастроение и отношение к работе у профессорско-преподавательского состава. В университете стало больше деловитости, ответственного подхода. И, что очень важно, у большинства преподавателей возник интерес и желание участвовать в российских и международных конкурсах, писать проекты, в том числе совместные с зарубежными коллегами.

Студенты Якутского государственного университета представляли в основном свою республику, а в СВФУ обучаются представители 37 российских регионов и граждане 30 государств. Рейтинги показывают, что СВФУ стал узнаваем в стране и в мире.

Конечно же, кроме количественных улучшений, изменился качественный состав студентов. В СВФУ сегодня поступают подготовленные абитуриенты с высокими баллами ЕГЭ, что показывает возросшую конкурентоспособность университета. Например, если раньше будущим математикам для поступления надо было иметь 35 баллов по математике, то теперь для них установлена планка не ниже 60 баллов. Естественно, качество знаний у нынешних студентов Института математики и информатики намного выше.

Надо отметить, средний балл ЕГЭ студентов, принятых на обучение, пока не очень устойчивый показатель – 60 по университету. Но в министерстве уже говорят о 64 баллах.
– Конечно, есть московские вузы, средний балл ЕГЭ абитуриентов которых колеблется от 75 до 80 баллов. А у нас, увы, в республике средний балл по математике у учащихся школ– 37, а по русскому языку – 56 баллов. В связи с этим вспоминается разговор с профессорско-преподавательским составом ФТИ и ИМИ осенью 2010 года, когда меня просто поразил вопрос одного уважаемого преподавателя: «Как можно учить студентов одинаково, если один поступает с 35 баллами ЕГЭ, а другой – с 85?». Я очень удивилась и спросила: «Кто же вас заставляет брать абитуриента с 35 баллами?» «Ректор!» – отвечают мне почти хором преподаватели. Это не совсем верно. Возможно, раньше вуз стремился во что бы то ни стало выполнить план приема. Мы, как автономное учреждение, сами регулируем ситуацию: или брать с низкими баллами и выполнить план, или брать только с высокими – выше 60 баллов, и при этом план не выполнить. В первом случае мы можем войти в число неэффективных вузов по результатам оценки Минобрнауки, как не выполнившие один из показателей мониторинга по ЕГЭ. Во втором случае имеется плюс для университета: можем участвовать в конкурсе по Программе конкурентоспособности, но дети останутся без бюджетных мест. В общем, все анализируем и стараемся балансировать.

Естественно, что кафедры сами должны заниматься набором студентов. В Институтах математики и информатики и физико-техническом потом дважды был недобор первокурсников – далеко не все выпускники школ отвечали новым требованиям. Несмотря на все, очень хорошо, что Ученый совет решил поднять нижний порог поступления. Именно благодаря этому решению, средний балл ЕГЭ по университету вырос до сегодняшних шестидесяти.

Кроме того, у нас есть и такая проблема, когда физику и математику выпускник сдает на 80 баллов, а русский – на 45. По некоторым специальностям с таким баллом по РС(Я) не пройдешь. Если абитуриенты хотят поступить в федеральный вуз, то обязаны сначала должным образом выучить государственный язык страны. Вплотную работаем со школами, учителями, работодателями из всех сфер экономики.

В 2010 году после назначения ректором Вы говорили в интервью, что имеете принципиальное видение: образование должно быть доступным для большинства категорий населения. Но больше всего дохода университету приносит именно платное обучение. Поменялось ли с тех пор Ваше мнение?
– По доходам – уже нет. Больше, в разы мы зарабатываем на конкурсах. Я и сейчас думаю, что способный молодой человек должен получить профессиональное образование бесплатно: за счет или государства, или предприятия. Я благодарна Егору Борисову и Галине Данчиковой за то, что они поддержали мое предложение о республиканском государственном заказе на подготовку кадров. Как известно, в федеральном бюджете мест для некоторых сфер выделяют очень мало. Например, мы подаем заявку на подготовку врачей в количестве 260 мест, а нам выделяют всего 200. Здесь тоже все на основе большого конкурса. Каждый раз, когда рабочая комиссия министерства определяет количество мест, они смотрят на то, как трудоустроились выпускники, какую имеют зарплату, какова материальная база университета. Хотя общая цифра СВФУ большая, бывает, что по тем или иным направлениям дают где-то больше, где-то меньше.

Бюджет республики становится спасением для многих студентов, потому что население не готово платить за обучение студента 200 тысяч рублей в год. Хотя можно воспользоваться услугами банка. СВФУ вошел в программу образовательных кредитов, процентная ставка которых в Сбербанке установлена на уровне 5% годовых. Кредит выдается на длительный срок с возможностью погашения его в течение десяти лет после окончания вуза. К сожалению, образовательный кредит особой популярностью не пользуется, видимо, из-за недостаточной осведомленности учащихся о нем. Мы хотим добиться того, чтобы выпускнику, который взял кредит на оплату обучения и едет на работу после окончания вуза, например в Зырянку, часть долга взяло на себя предприятие. Но пока примеров мало.

Удивляют родители. Подписывают договоры о платном обучении, обязуются платить, а после зачисления, месяца через два-три, начинают «закидывать» заявлениями с просьбой о переводе на бюджетное место, просят стипендию, мотивируя тем, что у них товарные кредиты или ипотека, за которые платят большие проценты. Конечно, если студент после двух-трех сессий показал отличные знания, желание учиться, мотивированность в выборе профессии, мы идем навстречу.

В общем, совет у меня простой: надо лучше учиться в школе! Нужно выбирать школу, где работают талантливые педагоги, а не быть заложником малокомплектной школы. Да и современные технологии помогают человеку учиться, через тот же интернет можно пройти дополнительные курсы.

Сегодня все больше говорят о том, что студенты не хотят идти работать в сельскую местность… Да, не хотят работать в малокомплектных школах, больницах, жить в доме без благоустройства, возвращаться в село, где почти не осталось молодежи. Другие времена. Поэтому надо создавать условия для жизни и работы молодых людей в сельской местности. Надо находить способы повышения привлекательности сельских районов в целях удержания местного населения в местах проживания. Чем смягчить последствия стремительной урбанизации? Мы проводим исследования, подготовлены рекомендации для правительства республики.

Надо вспомнить, что и раньше не очень-то хотели ехать на север. Могу привести пример из своего опыта. В 1972 году по просьбе тогдашнего министра просвещения Николая Ивановича Шарина я выступала на конференции с призывом к выпускникам университета идти работать в северные районы. И вдруг во время выступления я с ужасом поняла, что призывая других, я сама должна ехать туда в первую очередь. Очень неловкая ситуация была, стало даже стыдно, планы-то у меня были другие! После окончания я уехала в Тикси и начала работать учительницей. Никогда не жалела. У меня много учеников, многие работают учителями. Работать было интересно, да и сейчас работаю учителем, каждый день обучаю и воспитываю, помогаю и поддерживаю, не только несу ответственность как руководитель.

Будучи учителем математики, я написала письмо автору учебников «Алгебра и начала анализа» Науму Виленкину, в котором поделилась с мыслями о том, что школьникам трудно объяснить понятие «конгруэнтность». Что такое равенство, ученики понимают, а конгруэнтность – нет. Я с ним переписывалась два года. В конце концов автор учебников согласился, что надо вернуть термин «равенство», а «конгруэнтность» исключить из учебника. Очень горжусь этим своим поступком. Заметьте, никто меня не заставлял обращаться. Где-то, наверное, методические советы рассматривали такие вопросы, но не у нас в Якутии. Надо быть активным человеком.

У меня появился опыт, и я легко вошла в коллективы школ города, а затем меня избрали заведующим городского отдела народного образования. При приеме на работу в Якутске в настоящее время надо бы потребовать сельский стаж, чтобы молодые специалисты знали об этом.

Вы стали академиком Российской академии образования – первым действительным академиком РАО в истории Якутии. Что СВФУ получит благодаря сотрудничеству с академией?
– Научно-методическое руководство, научное консультирование исследовательской деятельности преподавателей. Будут проведены апробации и экспертиза новых образовательных технологий, новых норм обучения и воспитания студентов. Надеюсь, что общение с известными учеными позволит существенно повысить психолого-педагогическую культуру в коллективе и инновационный потенциал СВФУ.

Может быть, вы слышали, что в 2013 году меня обвиняли в плагиате. Некоторые думали, что я сорвусь, и не буду баллотироваться в депутаты Ил Тумэн. В начале местные СМИ широко растиражировали новость о какой-то драке проректоров, затем о суициде студента. Зачем муссировать – родным, наверное, и без того было плохо. Ближе к лету стали говорить, что Евгения Исаевна – плагиатор. Я была очень удивлена и возмущена таким заявлением со стороны отдельных журналистов.

Мое исследование касалось именно той проблемы, которой я постоянно занималась и занимаюсь сейчас. Переписать подобную работу, даже при большом желании, не было никакой возможности. Написала обращение в Высшую аттестационную комиссию Министерства образования и науки РФ, была на заседании. Специальная комиссия проверила – плагиата у меня нет. В адрес Ученого совета СВФУ поступило заключение, которое было публично зачитано.

Если бы кто-то из академиков сомневался в оригинальности, достоверности моей докторской диссертации и в моих способностях, меня бы не приняли в никакую РАО. В 2014 году я подавала документы на конкурс, но никто, а нас было двое, не набрал необходимое количество голосов, так как голоса разделились почти поровну. У меня было мало опубликованных статей. Когда 20 часов в сутки решаешь важные вопросы, не остается времени на написание статей. Но нет худа без добра, перед самым Новым годом в декабре 2013 года я сломала ногу, месяц я не ходила на совещания, и у меня появилось время на две монографии и несколько статей, которые были потом изданы. Сейчас мой индекс Хирша повышается. Хочу сказать, что участие в выборах в РАО – это мой ответ «Чемберлену» – Диссернету. И спасибо тем, кто меня подвиг на эти выборы.

О деньгах

Как Вы сказали, университет время от времени «сотрясают» неприятные ситуации, которые находят обсуждение в СМИ. Из недавнего, например, случаи мошенничества в бухгалтерии. Как университету совершенствоваться в плане безопасности?
– Вообще, я людям доверяю. Но у меня возникли вопросы во время ознакомления с отчетами прежнего состава бухгалтерии, в собеседовании. Было очень много неграмотных людей. Видимо, не зря Анатолий Николаевич тогдашнего исполняющего обязанности главного бухгалтера в течение трех лет не назначал главным бухгалтером, но и не искал замену.

Проблемы были. Тот же случай в 2007-2008 годах с ОАО «Нижне-Ленское», когда бухгалтеры безвозмездно отдали предприятию дорогостоящее университетское оборудование. Можно вспомнить еще момент, когда в 2011 году выяснилось, что в 2009 году 27 преподавателей из ЯГУ и ЯГИТИ отчитались за взятые деньги фальшивыми авиабилетами. У меня в голове не укладывается: как человек, который учит других быть порядочными людьми, совершает преступление? Конечно, деньги все вернули. А если бы их не уличили, они не возвратили бы эти деньги, так? В данный момент некоторые продолжают свою работу, некоторые ушли.

Насчет стипендиального отдела. Хотя жалоб со стороны студентов не было, меня волновал тот факт, что после сессии очень долго идет процесс подсчитывания точного количества хорошистов и отличников. К сожалению, проверка главным бухгалтером за три с половиной года до стипендиального отдела так и не дошла. Мне позвонила знакомая с «Алмазэргиэнбанка» и сказала, что одной нашей бывшей студентке на телефон пришло сообщение, что на ее счет студента поступили деньги. Потом они исчезли: пришло сообщение о снятии суммы. По моей просьбе провели проверку, после которой отчитались, что специалисты В. и Я., мол, бухгалтеры ошиблись: перевели деньги одному вместо другого.

А я чувствовала: что-то не так. Попросила нашу службу и главного бухгалтера провести тщательную проверку. Вот она-то и показала, что В. и Я. воровали аж с 2007 года! Далее невозможно проверить, нет архива. Приписывали своих родственников, детей… Лично мне даже стыдно как-то за этих женщин. Не бедные, не голодные и вроде не глупые. Чьи-то матери, жены.

По моему убеждению, женщина должна быть благородной, честной, трудолюбивой. Ведь в ней зарождается жизнь. Женщина должна ограждать эту жизнь от недуга, болезней, несчастья, лжи, всего плохого. Кем бы я ни работала, всегда помогаю женщинам, поддерживаю, чем могу. Никогда с ними не конфликтую, не подаю на них в суд, всегда стараюсь объясниться.

Иногда бывают такие ситуации, когда надо, например, защитить свою честь. Но я всегда вспоминаю рассказ о льве и шакале, который звал льва подраться. Но тот не ответил и ухом не повел. Тогда шакал начал кричать, что расскажет обитателям пустыни, что лев струсил, испугался его, на что царь зверей ответил: «Пусть обитатели пустыни осудят меня за трусость, чем будут презирать за то, что я подрался с шакалом». А бабушка моя Евгения Ивановна говорила, что Бог все видит и все рассудит. Так оно и есть, думаю. Чтобы не навлечь на своих детей и родных, как говорят, кару небесную, никогда не грешите и не обманывайте людей.

В школе №2, где я училась, география в шестом классе велась на якутском языке. Все было очень понятно. А в седьмом классе все предметы, кроме якутского языка и литературы, были на русском языке. Тогда же у нас появилась новая учительница, которая приехала из района и очень плохо владела русским. Но сказать учителю: «Вы не знаете русский язык и вообще плохо объясняете» – было нонсенс. Я спрашиваю у папы: «Что делать? Правду не скажешь, но и врать не хочется». Он мне совершенно спокойно отвечает: «Говори всегда правду. Но иногда ее недоговаривай». Не знаю, насколько это правило верное, но оно мне помогает. Я никогда не вру, не обманываю, не сочиняю в угоду кому-то или чему-то. Если что-то сказала, то всегда придерживаюсь своих слов. Между прочим, говорить правду и не притворяться гораздо легче. Не надо, наверное, мучиться, вспоминать, что говорил, и изворачиваться.

Безопасность прежде всего зависит от правды, честных правил, честного труда, ответственности людей, доверительных отношений. Видеонаблюдение, мониторинг, охрана, вахтеры, правила – это все нужно, но это не главное.

Высшее руководство Российской Федерации и Республики Саха урезали свою заработную плату на 10% в знак «затягивания поясов». Следует ли ожидать подобного хода от руководства СВФУ?
– Мы не будем сокращать себе зарплату. Повторять вслед за кем-то, я считаю, искусственно.

Мне в 2010 году установили зарплату 300 тысяч рублей, и она не изменилась. Это большие деньги. Из них 100 тысяч ежемесячно уходит на помощь студентам, сиротам, ветеранам, на издание книг, оплату обучения, проезды. Помогаю издавать книги о своих учителях. Вообще, мы стараемся помочь всем. Со своей зарплаты собираем деньги на ликвидацию последствий наводнения, пожаров, на лечение детей. В прошлом году ко мне пришли директора школ Усть-Майского района и попросили 60 тысяч для покупки семенного картофеля в Булгунняхтахе. Пришлось пожертвовать. И я рада, что школа получила хороший урожай. Мы экономим в другом: в энергопотреблении, например, сократили мероприятия, но все, что касается студентов, сохранили.

О взаимоотношениях

Есть информация, что Арктический институт культуры и искусств могут присоединить к СВФУ. В феврале на это намекал и министр образования РФ Дмитрий Ливанов.
– Передачу АГИКИ от Министерства культуры РФ в Министерство образования я считаю в корне неправильным шагом правительств РФ и республики. Кто-то скажет, что у меня был меркантильный интерес в том, чтобы институт оставался в составе Министерства культуры РФ. Да, я говорила, что это помешает нам в вопросах строительства. Так оно сейчас и происходит. На одной из правительственных комиссий республики вместо Мединститута СВФУ в план включили строительство общежития АГИКИ. Парадокс в том, что я, будучи зампредседателя правительства и вице-президентом республики, когда-то сама пробила вопрос строительства второй очереди общежития Арктического института культуры и искусств, объект был включен в программу «Культура».

В Министерстве образования РФ все говорят: «Возьмите АГИКИ к себе». Лично я пока против этого присоединения. Наши показатели сразу упадут вниз. К примеру, там совсем другое соотношение количества преподавателей и студентов – где-то один к четырем, мало преподавателей с ученой степенью, научных статей на порядок меньше. А нам уже в 2016 году надо иметь по многим направлениям высокие конкурентные показатели. После большого присоединения в 2011 году (трех вузов и четырех научных институтов) не хотелось бы подвергать коллектив новым «потрясениям».

В Дальневосточном федеральном округе есть другой крупный «игрок» в сфере образования – ДВФУ. Бюджетные средства и показатели успешности строятся на основе уровня влияния в федеральном округе. Чего больше у двух федеральных вузов-соседей: сотрудничества или конкуренции?
– Конечно, сотрудничества, но и не без конкуренции. Конкуренция здоровая, надо сказать. Чем это подтверждается? Кляузы друг на друга не пишем, не стараемся находить упущения, ошибки друг у друга, не завидуем, не допускаем некорректных высказываний.
Соревнуемся мы только в олимпиадах, в спортивных турнирах. Также мы совместно проводим научно-образовательные конференции, семинары, обмениваемся идеями, поддерживаем разработки, помогаем внедрению новых методик и способов. Обмениваемся делегациями преподавателей, ученых и студентов. В общем, поддерживаем тесные контакты во всем.

Не так давно было принято решение о возобновлении военного обучения в высших учебных заведениях Якутии. Военная кафедра ЯГУ, на которой студенты проходили начальную подготовку, была упразднена в 2008 году.
– Я всегда считала и считаю, что юношей надо воспитывать так, чтобы они были подтянутыми, крепкими людьми, истинными патриотами, которые чувствуют, что они защитники своей семьи и страны. О том, каким образом это формировать и выработать, написано много книг. Но и древняя, и новейшая история доказывают всю мудрость фразы: «Хочешь мира – готовься к войне». Я скажу – готовься к обороне. История Российского государства доказывает: мы никогда не были агрессорами, не стремились грабить другие страны, поработить другие нации, завладеть чужим имуществом. Я говорю с гордостью «мы» потому, что горжусь своими предками, героическим прошлым своей страны. Возьмем, к примеру, двадцатый век. Важнейшие для человечества события: победа над фашизмом и покорение человеком космоса. Кто этого достиг? Весь просвещенный мир признает: советское государство, наша страна.

В 91-92 годах говорили, что школы и университеты не должны быть военизированы, ведь мир идет только к миру, что никто ни от кого не должен обороняться. Я и сама очень хотела верить в это. Но жизнь показала, что именно те страны, которые гордятся своими вековыми демократическими устоями, ведут себя как жандармы, не гнушаются врать, доставлять оружие и т.п.

В конце семидесятых мне повезло посетить Прибалтику. Отношение к русскоговорящим в странах Балтии и в то время было не самым добрым. Помню случай, когда в одном из магазинов Риги членам нашей делегации отказали в покупке. Наши знакомые подошли к продавцам и спрашивают по-русски, а те им не отвечают и стоят с каменным лицом. А я ведь еще на третьем курсе увлеклась психологией. Подошла и говорю продавщице по-якутски. Она выпрямилась, посмотрела на меня и говорит: «Джапан?» Я отвечаю: «Суох. Саха». А она не понимает и дальше спрашивает: «Шпрехен зи дойч?» «Найн», – говорю я и добавила пару слов по-корейски, которые узнала у своих соседей. Тут подошла учительница английского языка Августина Барашкова и стала говорить по-английски. Продавщица была в полном недоумении, куда-то убежала и привела администратора. Как оказалось, администратор тоже не знает ни якутский, ни английский языки. И вдруг, в конце концов, они между собой стали разговаривать по-русски. «Так вы, оказывается, по-русски знаете?» – говорю. Они отвечают: «Да-да! А вы что, тоже?» Так мы, что называется, нашли общий язык, и они продали нам все, что нам было надо. Потом долго-долго извинялись и даже проводили всю группу до автобуса.

Этот небольшой случай показывает, что и тогда они были настроены против говорящих на русском языке советских людей. На Украине я была в Черновцах, во Львове, Киеве – меня там сразу же обзывали «москалькой». Очень долгое время гордилась, что я «москаль»! В общем, говорить о том, что враждебный настрой против нас появился вдруг и внезапно, не стоит.

Раньше в кабинете у меня был автомат Калашникова, подарок ректора Ижевского технического университета, правда, со спиленным бойком. В школе умела разбирать, хоть и не отличалась особой скоростью. Сейчас, увы, наверное, уже не умею. Но не женское это дело. Женщины всего мира должны желать, чтобы их взрослые и малые дети жили в мире. Поэтому мы обратились к женщинам Украины.

Будучи заведующей Якутским городским отделом народного образования, я имела выговор от тогдашнего министра образования, теперешнего председателя Совета ветеранов войны, Вооруженных сил и правоохранительных органов Будимира Слепцова за то, что я не закрыла в школах кабинеты начальной военной подготовки. Военкомат пожаловался, что Михайлова не сдала учебное оружие. А в школах недоумевали: ведь военная подготовка никому вреда не приносила. Молодые люди занимались физической и строевой подготовкой, разбирались в оружии – готовились к службе в армии. Целый год я не закрывала кабинеты НВП, но, видимо, был приказ сверху. Будучи министром, я ввела курс «Защитник Отечества», открыла кадетскую школу в Мархе и многое другое, например, республиканскую игру «Снежный барс». Тренировка укрепит сноровку, выносливость, здоровье.

В общем, думаю, что военная кафедра должна быть. Но ее создание – процесс не быстрый. Мы не будем открывать отдельный военный факультет, как это сделали некоторые университеты. Насчет кадров – у нас есть пара-пятерка полковников старой службы, у них есть хорошие идеи. Будем также направлять на учебу молодых военных.

О студентах

Вы открытый ректор. К Вам обращаются множество студентов. Какие интересные письма Вы получали?
– Действительно, по электронной почте поступает много предложений. Многие проявляют любознательность, предлагают хорошие проекты. Меня очень радуют юные изобретатели, даже если они великие фантазеры. Например, однажды приходит студент и говорит: «Евгения Исаевна, я от Вас слышал: чтобы очистить радиаторы, каждый год сантехники СВФУ по радиаторам пускают чистую воду. Наносится большой вред экологии. Давайте будем использовать робота, который будет чистить радиаторы изнутри!» «Я только за, – отвечаю я. – А кто сделает нам этого робота?» Студент думает до сих пор и я тоже, между прочим.

В Корее разрабатывают метод запуска в радиаторы специальных бактерий, которые съедают лишний мусор. Правда, я не знаю, может быть, они потом не останавливаются и начинают съедать сам радиатор? Вот бы кто-нибудь придумал решение этого вопроса.

Было бы очень интересно, если бы Вы находили время и проводили открытые лекции на какую-либо тему.
– Я часто встречаюсь со студентами, правда, так получилось, что студенты бывают у меня двух категорий: или правонарушители, или образцовые студенты, которые прекрасно учатся и у которых много идей и проектов. Получается, что часто встречаюсь с полярными сторонами, а с золотой серединой, которой подавляющее большинство, бывают лишь коллективные беседы. Недавно встречалась с лидерами профсоюзных студенческих организаций факультетов и институтов – четыре часа задавали вопросы. И мы даже не заметили, что прошло столько времени. Конечно, можно было бы попробовать начать вести какие-нибудь лекции «для души».

А вообще, мои однокурсники раньше удивлялись, что я, будучи заведующей Якутским городским отделом народного образования, затем министром образования, время от времени решала математические задачи. Я не хотела деградировать как математик, и, к тому же, это было мое хобби. Сейчас, к сожалению, в должности ректора у меня совсем нет времени заниматься своей прямой профессиональной деятельностью. Скажу по секрету: я очень люблю, когда задают вопросы. Это означает, что люди неравнодушные. Несколько тем для лекций у меня есть.

В прежние времена бывали случаи отчисления студентов за политические взгляды. А сейчас, помимо неуспевающих, кому грозит отчисление?
– За политические взгляды сегодня никто не преследует. Общаемся, объясняем, беседуем. Да и раньше особого давления не было. Меня саму иногда обвиняли в аполитичности, но не выгоняли.

Исключить можем за грубое нарушение Устава университета. В первое время я вообще удивлялась: на спящего студента мог накинуться его сосед по комнате только из-за того, что тот днем на него косо посмотрел. Это было дико. Так что можем удалить за драку, за избиение. Но, конечно же, драка драке рознь. Бывает драка в защиту, а иногда кулаками можно проучить какого-нибудь задиру.

Слава Богу, сейчас студенты на пол не плюют, не курят, в общежитиях посиделки до утра с шатаниями по комнатам не устраивают. Не хотелось бы кого-то исключать, но те студенты, которые не осиливают программу, не должны терять здесь время, пусть учатся в техникуме или идут к нам на подготовительные отделения.

Американские студенты прыгают в бассейн, МГУ-шники в Татьянин день пьют медовуху… А какую традицию можно создать в нашем молодом университете?
– Медовуху я сама раньше делала, будучи учителем. Она, хоть и не алкогольная, все равно бывает с резким запахом брожения. Не знаю, как варит медовуху Виктор Садовничий, но мед бродит так же, как и брусничное и голубичное варенье. Помню, однажды на выставке детского творчества олекминцы меня угостили сиропом из голубичного варенья. Все пьют, поэтому отказываться было неудобно. Я выпила. А пока я смотрела выставку, у меня закружилась голова и стало плохо. А они смеются. Веселая выставка детского творчества прошла!

Что касается 25 января, то над этим я думаю уже который год. Видимо, пока у нас сложилась хорошая традиция отмечать самых лучших выпускников. В других же университетах вроде нет такого. Надо сказать, что выпускники приходят и радуются, что в родных институтах и факультетах их до сих пор помнят и любят. Давайте объявим конкурс через газету на введение традиции, а приз я придумаю.

Каким Вы видите образцовый университет?
Михаил Ефимович Николаев однажды перед студентами сказал правильную вещь: «Через полгода после того, как наш вуз начал нести звание федерального, я заметил, что студенты стали ходить без шапок и при встрече все стали здороваться. Еще через полгода, когда я пришел к вам, заметил, что студенты стали не просто здороваться, но еще и улыбаться. Сейчас они не только здороваются, не только улыбаются, у студентов сегодня горят глаза». Конечно, наш первый президент говорит много правильных слов, но эти запали в душу. Думаю, не мне одной.

Очень хочется, чтобы здесь всегда была позитивная доброжелательная обстановка, чтобы все уважали друг друга и хотели учить и учиться, независимо от возраста, помогали, поддерживали друг друга.

Пусть в Северо-Восточном федеральном университете все дышит любовью, уважением друг к другу, доброжелательным отношением и готовностью помочь и поддержать друг друга и сейчас, и потом, когда студенты станут жить своей отдельной не университетской жизнью и всегда будут любить свой университет! Тогда, мегапроект номер один, как определил идейный вдохновитель создания федерального университета Вячеслав Анатольевич Штыров, будет реализован и СВФУ станет устойчивой интеллектуальной платформой для перехода регионов северо-востока России к экономике знаний.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Евгения Михайлова
Ректор Северо-Восточного федерального университета имени М.К Аммосова, академик Российской академии образования, доктор педагогических наук, кандидат психологических наук